16:52 

Ко дню писателя - необычное.

Ramine, Reine des souris
Рамина, Королева Полевых Мышей
"Голос возник в анфиладе вечерних покоев. Он еще не звучал, незваный и неминуемый, а сторожевые вьюнки, свисавшие со стрельчатых прохладных арок филигранных комнаток, следующих друг за другом, как составленные в ряд шкатулки, уже уловили присутствие постороннего и пугливо свернули свои паутинные стебельки в упругие спиральки. Нездешние цветы и травы, чеканные накладки стен и потолков… Здесь все оставалось так же, как было при жизни Тариты Мур – властной и одинокой хозяйки этих покоев, любившей проводить предзакатные часы нелегких раздумий в уединенной тишине своего зимнего сада.
Теперь он, эрл Асмур, ее сын, владетельный ленник короля всегда зеленого и когда то счастливого Джаспера, был полновластным и единоличным хозяином всего необозримого в своей протяженности замка, и только сервы, позвякивая членистыми манипуляторами, исчезали при его приближении; но, кроме всей это безликой полупресмыкающейся армии, ни единой тени не возникало в древних прадедовских стенах.
Впрочем, в былые времена здесь появлялась скользящая светлая тень, но он гнал от себя это воспоминание, ибо в настоящем этому уже не было места…
Внезапно воздух в комнате уплотнился и затрепетал – верный признак того, что здесь возникло неощутимое.
– Мой слух принадлежит тебе, вошедший без зова! – проговорил Асмур, нарочито сдержанно, пряча природное высокомерие – кем бы ни оказался его невидимый собеседник, он заведомо ниже по роду и титулу; но раз уж этого разговора не избежать, то надо хотя бы постараться побыстрее его закончить, а сдержанность – сестра краткости.
– Эрл Асмур… – высокий юношеский голос зазвучал и сорвался. Голос, чересчур звонкий для комнаты шкатулки. – Высокородный эрл, как велит нам закон предков, мы собрались у наших летучих кораблей; нас девять, и у каждого из нас на перчатке тот, кто ждет выполнения Уговора.
Юноша говорил учтиво, и главное – сегодня он имел право говорить без вызова. Потому что десятым кораблем должен стать именно корабль Асмура. Ему – вести армаду, им, – подчиняться. Тот, кто говорил сейчас с ним, был самым юным, хотя на все время похода эти девять становились равными друг другу. Но право докладывать командору о готовности отряда по многовековой традиции предоставлялось младшему. <...>
– Назови себя! – велел он невидимому собеседнику ровным и спокойным тоном, в который против его воли проникла излишняя суровость.
Разумеется, он мог пригласить юношу сюда, это дозволялось ритуалом выполнения Уговора и в последние годы стало даже чем то вроде традиции хорошего тона, но Асмур, последний из равнопрестольного рода Муров, мог позволить себе нарушить скороспелый обычай, чтобы в этот последний вечер на Джаспере еще несколько часов побыть одному.
Завтра они будут вместе, и это надолго.
Но этот вечер он проведет так, как угодно ему.
Недаром мона Сэниа, опуская ресницы, печально говорила ему: «У тебя душа крэга…»
– Благородный эрл, я седьмой сын владетельного Эля, и мое полное имя – Гаррэль.
Странно, в голосе седьмого сына могло бы звучать и поболее гордости, если даже не спесь. Ведь именно младшему, не наследному, – и честь и почет. Так повелось с Черных Времен. Тем не менее в его интонациях проскальзывало нечто, напоминавшее приниженность и уязвленность, ставшие привычкой. Отчего бы?
А может, у него…
Асмур резко оборвал течение собственных мыслей. Веянье новых традиций чуть ли не обязывало его предложить Гаррэлю явиться лично в замок Муров, и тогда сразу стало бы ясно, что там неладно у младшего отпрыска многодетного рода Элей. Он этой традиции не последовал – значит, нечего и гадать. Завтра все само собой прояснится. Завтра.
– Завтра, – проговорил он надменно, как и подобает командору, – мы отправимся в путь в то время, которое укажет нам предначертание. Обратимся же к нему, не мешкая, чтобы те, кто хочет что либо завещать ближним своим, могли это сделать заблаговременно.
Голос Асмура был ровен и властен – да, ему самому не придется оставлять завещания, он одинок, как крэг, и вряд ли Гаррэль и те, кто окружает его на пустынной стоянке звездных кораблей, не знают этого. Он – последний в роду, и все таки каждый из его дружины горд и счастлив тем, что его поведет сам владетельный Асмур.
Он резко поднялся, оттолкнувшись от подлокотников резного кресла, и от этого движения тусклые серебряные когти, привычно замкнувшиеся на его запястьях, стиснулись еще крепче – крэг давно привык к стремительности движений своего хозяина. Наклоняясь под каждой аркой, чтобы свисавшими с потолка вьюнками не потревожить остроклювую голову, лежащую на его белых волосах, точно пепельный капюшон, он прошел всю анфиладу, залитую закатным светом, и остановился перед маленьким домашним алтарем из чернокости, внутри которого хранилась ониксовая фигурка священного крэга. Он возложил на фигурку правую ладонь, и тут же в основании алтаря словно сам собой раскрылся тайник, откуда с мелодичным звоном выдвинулся неприметный до той поры ящичек.
Асмур подвигал кистью руки, ослабляя жесткую хватку когтей, и вынул из ящичка небольшую, но тяжелую колоду карт. Ему показалось, что при этом его крэг начал часто часто дышать. «Что за чушь», – сказал он себе. Крэги вообще не дышат, это знает даже ребенок.
Он долго тасовал карты, хотя ему было глубоко безразлично, как пойдет игра. Наконец, решился и перевернул колоду нижней картой вверх.
Темно лиловый контур Ползучего Грифона смотрел на него.
Темно лиловый. Почти черный.
Он задержал выдох, выравнивая дыхание. А ведь трусом он не был.
– Козыри – ночные, – проговорил он совершенно естественным тоном.
Голос Гаррэля, неслышимо сопровождавшие его через все покои сюда, к тайнику, тоже ничем себя не выдал – ни вздоха, ни возгласа. А ведь ночные козыри не только предписывают час вылета – они еще и предсказывают то, что кто то из них не вернется из этого похода. Кто то. Если – не все.
– Держи! – велел Асмур, швыряя карту в ничто, которое он определил на уровне окна.
Он никогда не задумывался над тем, что же представляет собой это самое загадочное НИЧТО. Вероятно, абсолютная пустота, гораздо более пустая, чем межзвездный вакуум. Столь же непостижима была переброска реальных предметов через эту самую пустоту. Понимания никакого здесь и не требовалось, этому просто учили в раннем детстве: нужно представить себе прозрачную вертикальную плоскость, за которой начинается это самое бесконечное ничто. Оно чуждо реальному миру Джаспера и мгновенно выталкивает обратно любое постороннее тело, но, как когда то выяснилось, вовсе не обязательно в ту же самую точку, откуда было оно послано. Достаточно мысленно увидеть – только со всей четкостью, до мельчайших деталей – то место, куда адресуешь свою вещь, и она окажется там в тот же миг.
В далекой юности Асмур пытался найти объяснение этому в старинных книгах, напечатанных еще до Черных Времен – когда существовали институты, университеты, исследовательские лаборатории… Он нашел множество непонятных слов: гиперпространственная трансгрессия, континуум субизмерений, имманентная телекинетика. Смысл их был утерян безвозвратно, и ему пришлось отказаться от своих поисков и продолжать бездумно пользоваться чудесной способностью посылать в любое место – хоть на другую планету! – любую вещь, или человека, или самого себя. Или только голос.
Сегодня это были карты, которые он посылал к звездной пристани.
Белый глянцевитый прямоугольник, испещренный почти черным крапом, долетел до оконной рамы и исчез, словно растаял – это значило, что там, у своих кораблей, Гаррэль протянул руку в ничто и принял переданное. Вторую карту Асмур положил перед собой. Он приблизил воображаемую границу, чтобы не терять лишнего времени, и следующую карту швырнул без предупреждения – она пропала, едва отделившись от его руки. Молодец мальчишка, перехватывает по едва уловимому шелесту и не промахивается. А ведь это еще самый младший из его звездной дружины. Асмур сдал всю колоду, и игра началась. Он не следил за тем, какие карты выпадали ему, и теперь, разом раскрыв многолепестковый веер, он почти с изумлением обнаружил у себя на руках чуть ли не всю темно лиловую козырную масть.
Забавно, в кои веки ему повезло, и надо же – именно в этой игре, где не бывает выигравшего. Потому что играют они не вдвоем с Гаррэлем, а втроем, и третий партнер – это судьба. И чем бы ни закончился кон, выигрывает только она.
Созвездия Вселенной – вот какой рисунок несли на себе глянцевые негнущиеся прямоугольники, последняя выигравшая карта должна была означить цель их путешествия.
– Твой ход, – поторопил эрл.
В сгущавшемся полумраке блеснула вылетевшая из ничего карта – она опустилась точно на черепаховый столик, едва едва возвышавшийся над полом. Карта была не сильной – Прялка Судьбы, да и масть была оранжевой, дневной, прямо противоположной ночным козырям.
– Колесо Златопрялки? Хм… Бью Собачьей Колесницей.
Так. Оба созвездия вышли из игры, и хорошо – они лежали слишком близко к галактическому ядру, там просто нечего было делать. Кто же выберет себе приют в таком жарком месте.
– Болотный Серв и Кометный Гад! – он подбросил две голубые вечерние карты, но они не исчезли, а наоборот, удвоились – Гаррэль скинул, и даже не в масть. Владетельный эрл недоверчиво приподнял бровь: все выходило слишком уж гладко, как по писаному – из игры изымались либо чересчур опасные, либо совсем убогие, заштатные созвездия, на которые постыдился бы лететь и отщепенец с позорным пестрым крэгом.
Судьба прикидывалась простушкой, и ее надо было испытать.
Теперь за ним было два хода подряд, и он выкинул одну за другой самые грозные, роковые карты с символами чудовищно неуравновешенных звезд и рушащихся созвездий. К его удивлению, Гаррэль наскреб маленьких козырей, и страшные карты тоже вышли из игры.
Судьба строила из себя дурочку. Такое обычно плохо кончалось.
Настал черед юноши, и совершенно неожиданно для противника он выбросил сразу целую семерку карт – знаменитый Материнский Сад. И как это Асмур не сообразил, что у него самого на руках ни одного созвездия, входящего в легендарную плеяду?
И вдруг его охватил высокомерный гнев. Он совершенно забыл об этой семерке, мечте звездоплавателей, но они то там, у своих кораблей, все видели с самого начала и ликовали, предвкушая блистательный финал игры с таким сокровищем, выпавшем самому юному из них! Да, Материнский Сад практически непобедим, теперь придется скидывать что попало, а семерка останется в игре с самого верха – таковы уж древние правила. Можно было только изумляться тому, что при всей своей неуязвимости Материнский Сад, который, вероятно, уже не один раз собирался в чьих то счастливых руках – да должен был собираться согласно законам вероятности! – эта беспроигрышная семерка на деле не выиграла ни разу. Ведь если бы это случилось, то по тем же правилам победившая карта должна была навеки исчезнуть из магической колоды, непостижимым образом заменившись другим созвездием.
Семерка превратилась бы в шестерку, затем – в пятерку… Но этого не происходило. Старинные легенды говорили о счастливчиках, которые находились на волосок от удачи, и все таки за полтора десятка веков ни одна карта Материнского Сада не досталась никому в награду, продолжая дразнить своей недоступностью. Чудеса? Не иначе.
Впрочем, стоило ли удивляться странной неприкосновенности волшебной семерки карт, когда в магической игре с судьбой существовало и без того достаточно чудес? Вот, например, исчезновение выигравшей карты – каким образом они пропадают сразу во всех колодах Джаспера? И как, каким чудом обозначение звездной системы, куда кто то уже направил свой путь, заменяется на символ совсем другого созвездия, снова одинакового во всех колодах? На этот вопрос никто ответить не мог. Так предписывал Древний Закон, родившийся одновременно с Уговором.
Тайны магических колод, однако, волновали только мальчишек вроде Гаррэля. Закаленные мужи, каким был Асмур из рода Муров, не снисходят до копания в происхождении сил, движущих их судьбой. К силе магического закона присовокупить собственную мощь и разум – вот в чем доблесть и честь. А не в сомнении.
Семь карт нежнейшей утренней масти, перламутрово мерцая, лежали перед ним. Почему же до сих пор никто из славных командоров не позволил выиграть ни одной из них?
Да потому, что это – тихие, благополучные созвездия, и ни одно из них не потребует доблести и не принесет славы. Ищущему битвы покой ни к чему.
Командор произвел секундный смотр грозному строю темно лилового козырного войска и безжалостно изничтожил каждую из пленительных утренних картинок. И то, что после этого осталось у него в руках, было по странной случайности также одним семейством, и он мог предъявить эти ужасающие карты всей пятеркой, что он и сделал незамедлительно:
– Безухая Русалка, Могильный Гриф, Трижды Распятый, Тлеющая Мумия… и Костлявый Кентавр!
Почему карты расположились именно в такой последовательности? Объяснить это он бы не смог.
Ему не нужно было переноситься туда, к застывшим в предстартовой готовности кораблям – он и так до мельчайших подробностей представлял себе эту девятку юношей, сидящих тесным кружком на остывающем камне звездной пристани, и последние лучи заходящего солнца золотят брошенные его рукой зловещие карты. И верхний из этих прямоугольников с траурными символами созвездий – карта, именуемая Костлявый Кентавр.
Он, эрл Асмур, не желал и не добивался такой цели. Судьба.
– Гаррэль, седьмой сын Эля! – проговорил Асмур, как того требовал древний ритуал. – Возвести остальным, что согласно предначертанию нам выпала ночь, и на ее исходе мы отправляемся в путь… Цель – перед тобою.
Предначертание не оставило им ни дня, ни утра.
– Слушаю, могучий эрл! – прозвучал в ответ юношеский голос. И исчез.
Асмур снова был один в своем древнем исполинском замке."

(Ольга Ларионова, "Чакра Кентавра")

Случается, встретишь книгу, жанр которой определить непросто.
Фантастика, специфической степени научности? Фэнтези? Космическая опера? Или, быть может, сказка? Трудно сказать; не то, и не другое, и все же - всего по чуть-чуть.
По-моему, книга советской писательницы-фантаста Ольги Николаевны Ларионовой "Чакра Кентавра" вызывает именно такое чувство. И не только - ощущение загадки, ожидание тайны; вопросы, возникающие с первых строк, на которые надеешься найти ответ, перевернув последнюю страницу.
Я не зря упомянула об этой читательской надежде: Ларионова, как хороший писатель, рисуя непривычное, еще неведомое для нас, не снисходит до таких присущих слабым и ленивым авторам приемов, как сноски с расшифровками, или что еще хуже, информативных монологов и авторских рассуждений.
Говорят лишь герои. В рассуждениях - только их мысли, чувства и желания. Но вы, внимательные и просто благодарные читатели (а других и не бывает, если они - Читатели), все поймете естественно, без задержек и опережений; проникаясь привычным для персонажей окружающим их миром постепенно, но неизбежно. И мир этот тоже станет вашим.
Вы поймете и узнаете все. И отчего последние жители Джаспера не расстаются со странными птицами, на птиц непохожими; и что за Уговор они должны исполнить - каждый в свое час; и в чем тайна колоды Созвездий.
Откройте книгу и начните.

Маленькая ложка дёгтя.

@темы: Книги, которые стоит почитать

URL
Комментарии
2012-03-03 в 17:22 

диспенсер
Гриф - птица терпеливая
Ramine, Reine des souris, меня вообще фантастика (фэнтези) как-то не очень вдохновляют. А уж если написано женщиной (вот такая противная! но ничего с собой поделать не могу). Правда была, по-моему Маргарэт Уэст (могу ошибаться - в своей квартире книгу чего-то не нашла) - вот она как-то сразу пошла. Но я читала последнюю книгу (так сказать финал) - и поэтому решила остальные не читать.

2012-03-03 в 17:24 

Ramine, Reine des souris
Рамина, Королева Полевых Мышей
А уж если написано женщиной...
Как я не раз уже говорила, каждый сам себе создает трудности на пути к счастью и познанию)))

URL
2012-03-03 в 17:27 

telico
Привет, мои воображаемые друзья!
Отличная книга.) Правда, автор в одном интервью утверждал, что это пародия. Был изначальный список сюжетных поворотов, из которого по мере написания вычеркивались пункты. Но в любом случае, получилось очень здорово. Еще мне очень нравятся иллюстрации к журнальному (УС) варианту.

2012-03-03 в 19:02 

Ramine, Reine des souris
Рамина, Королева Полевых Мышей
Даже если и пародия - важно не намерение, важен результат.

URL
2012-03-03 в 19:59 

Хозяйка книжной горы
Правда, автор в одном интервью утверждал, что это пародия
telico, ну в общем да, Ларионова спародировала все штампы, существующие в космооперах, но народ все принял всерьез :)
Но вещь действительно получилась замечательная, но дальше, к сожалению, народ потребовал продолжения...

2012-03-03 в 20:00 

Ramine, Reine des souris
Рамина, Королева Полевых Мышей
Хозяйка книжной горы, но дальше, к сожалению, народ потребовал продолжения...
Порой, главное - вовремя остановиться.

URL
2012-03-03 в 20:07 

Хозяйка книжной горы
Ramine, Reine des souris, да, но временами у людей просто нет такой возможности, и проще дать требуемое, чем объяснять, почему это не надо делать.

2012-03-03 в 20:09 

Ramine, Reine des souris
Рамина, Королева Полевых Мышей
Хозяйка книжной горы, но временами у людей просто нет такой возможности
Отчего бы? Если писатель - именно писатель, а не коммерческий автор, подписавший договор с издательством, то он пишет то, что сам считает нужным, и как считает нужным.

URL
2012-03-03 в 20:59 

диспенсер
Гриф - птица терпеливая
Ramine, Reine des souris, да, всегда создаю трудности. Пародия, тоже вещь ответственаая.

2012-03-04 в 20:34 

Иоганн Араго
совершенно согласен) Но первая была дивно хороша)

2012-03-04 в 20:36 

Ramine, Reine des souris
Рамина, Королева Полевых Мышей
Мандор Савалл, вот ее и рекламирую)

URL
2013-05-08 в 23:41 

Белочка Тилли
"Мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит ... под парами"
Первая книга - да. Дивно хороша! И ведь написана была, поговаривают, на спор!

2013-05-08 в 23:44 

Ramine, Reine des souris
Рамина, Королева Полевых Мышей
Белочка Тилли, признаюсь, не слышала об этом. Но вполне возможно - написал же Ефремов "Туманность" именно в пику и для полемики с Гамильтоном и его, прости разум, видением будущего.

URL
2013-05-08 в 23:48 

Белочка Тилли
"Мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит ... под парами"
Ramine, Reine des souris, о! А я про это не знала! Кааак интересно!

2013-05-08 в 23:50 

Ramine, Reine des souris
Рамина, Королева Полевых Мышей
URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Уютная Норка с Книжной Полкой

главная